Леонардо да Винчи (1452 - 1519) БИОГРАФИЯ и ТВОРЧЕСТВО

«Эта книга станет справочником. Она сложилась из множества страниц, которые я в неё вписал, надеясь впоследствии привести все в порядок ... и поэтому, о Читатель, не проклинай меня за то, что интересующих меня предметов слишком много, ...» Leonardo


Яндекс.Метрика

Поиск по сайту

В МИЛАНЕ 3.2 (под покровительством Сфорца)

В МИЛАНЕ часть 2 (под покровительством Сфорца)

Первое поручение, данное Сфорца Леонардо, касалось конной статуи, так называемого «Коня». Над ней художник работал с перерывами шестнадцать лет. Интерес герцога к этому монументу — лучшее доказательство  его забот об устойчивости собственного положения в Mилане. Сфорца утвердились в городе, когда отец Лодовико, Франческо Сфорца, захватил власть после крушения династии Висконти. Чтобы укрепить свои позиции, Лодовико решил воздвигнуть конную статую Франческо - великого человека, основателя новой династии, надеясь, что таким образом подданные поверят в законность его власти. Поручение, данное Леонардо, считалось очень важным и ответственным. Однако герцог платил художнику либо очень мало, либо вовсе не платил; сбережения Леонардо таяли, и он вынужден был взяться за выполнение других заказов вместе с художником Амброджо да Предисом.

Леонардо продолжал засыпать Лодовико своими идеями. В 1484-1485 годах чума унесла около пятидесяти тысяч жизней миланцев. Леонардо считал, что причина тому — перенаселенность и страшная  грязь: всюду кучи отбросов, солнечный свет едва проникает в узкие улочки. Художник предложил герцогу построить новый город, который будет состоять из десяти районов, по тридцать тысяч жителей в каждом. В каждом районе должна быть своя канализация. Улицы предполагалось делать широкими, ширина самых узких должна была равняться средней высоте лошади. (Несколько столетий спустя Государственный совет Лондона признал предложенные Леонардо пропорции идеальными  и отдал приказ следовать им при разбивке новых улиц.) Леонардо также предложил систему двухуровневых городских дорог: верхний уровень - для пешеходов, нижний — для движения экипажей. Лестницы, соединяющие оба уровня, предполагалось делать винтовыми, с площадками для отдыха. Если бы Сфорца взглянул на новаторские городские планы Леонардо, он, без сомнения, лишь пожал бы плечами.
Сфорца использовал таланты Леонардо только применительно к дворцовым развлечениям. Современному человеку может показаться дикостью разбазаривание гения по пустякам, однако сценография в те времена входила в компетенцию художника и оставалась в таком качестве до конца XVIII столетия, когда она выделилась в отдельную профессию. Сам Леонардо обожал этот род деятельности. В 1490 году Лодовико женил двадцатилетнего Джана Галеаццо па Изабелле Арагонской, внучке неаполитанского короля. Ради такого события Леонардо подготовил фантастическое представление. В одном из залов дворца он сконструировал огромную гору с расселиной, прикрытой занавесом. Когда занавес открывался, становились видны небеса с двенадцатью знаками 3одиака Каждая планета имела образ древнеримского божества, имя которого носила. Под музыку появлялись три Грации и семь Добродетелей, которые восхваляли невесту.
Завоевав расположение Сфорца, Леонардо начал выступать при дворе не только как лютнист и певец, но и как декламатор сатир, баллад и «пророчеств», которые он сочинял сам. В выборе тем и идеи он был немало стеснен, так как вынужден был развлекать людей определенного уровня. (Юмор в эпоху Возрождения был не слишком тонок; выразительным примером тому может служить рассказ, который Леонардо нашел столь уморительным, что даже записал его в свой дневник: у одного художника были очень некрасивые дети, а картины он рисовал прекрасные . Когда ему сказали об этом, он ответил, что рисует свои картины днем, а детей делает ночью.)
«Пророчества» Леонардо на самом деле были загадками, их название содержало отгадку. «Появится множество общин, члены которых спрячутся со своими детьми в мрачных пещерах и там смогут пропитать себя и свои семьи в течение долгих месяцев, обходясь без света, искусственного или природного». После того как двор пытался отгадать загадку, Леонардо сообщал название: «Муравейники».
Некоторые из его «пророчеств», без сомнения, никогда не были произнесены  вслух.   Известно,   что  Леонардо  критиковал  церковь, однако, какими  бы  свободными  ни  были  нравственные  понятия  в  его дни, все равно не следовало терять  бдительности.  Возможно,  Леонардо сочинял такие  «пророчества»  для  себя:   «Великое  множество людей  начнут торговать публично и беспрепятственно очень дорогими вещами, без разрешения   на   то   хозяина   этих   вещей.   Вещами,   которые   никогда им не принадлежали и над которыми они никогда не имели власти. И человеческое правосудие не будет препятствовать этому». Название: «О  торговле раем».
В то время, когда он был вовлечен во фривольные развлечения двора, в его заметках появляется мысль о быстротекущем времени: «Речная вода, которую ты осязаешь рукой, является последней, которая уже утекает, — писал он, — и первой, которая только примчалась; то же происходит и со мгновениями времени». В другом месте он вопрошает: «О Леонардо, почему так много страданий?» Очевидно, его одолевали приступы меланхолии. Сфорца начал платить ему больше, и у него появилась возможность продолжать свои научные занятия. Он изучал затмение солнца и замечал, что, чтобы наблюдать солнце без ущерба для зрения, следует смотреть на него через булавочные проколы в листе бумаги. В 1490 году Сфорца отправил Леонардо в Павиго, чтобы последовать его совету о строительстве там церкви; Леонардо провел в Павии шесть месяцев, работая в знаменитой городской библиотеке, пока Сфорца не призвал его обратно в Милан для устройства очередного празднества. Поводом послужило двойное свадебное торжество: Лодовико, несмотря на то что был без ума от своей любовницы Цецилии Галлерани, решил, что с политической точки зрения для него будет мудро жениться на пятнадцатилетней Беатриче д’ Эсте, герцогине Бари; в то же самое время он устроил брак своей племянницы Анны Сфорца с братом Беатриче Альфопсо.
Когда празднество завершилось, Леонардо снова обратился к исследованиям, которые его в высшей степени занимали. Именно на годы жизни в Милане приходятся его первые пространные записи, вместе с живописью составляющие главное его наследие. Во Флоренции он сделал несколько сопутствуемых примечаниями набросков, а в Милане начал записывать обо всем, что его интересовало, в произвольном порядке, поставив тем будущих исследователей перед неразрешимыми загадками. Он вел свои записи до конца жизни, перемежая свои мысли чужими, так что в конце концов у него получилась некая свободно построенная энциклопедия с перепутанными страницами. Он надеялся привести все в систему, как гласит одна примечательная запись 1508 года: «Эта книга станет справочником. Она сложилась из множества страниц, которые я в нее вписал, надеясь впоследствии привести все в порядок... Верю, что, прежде чем закончу ее, я должен буду приводить ее в порядок множество раз, и поэтому, о Читатель, не проклинай меня за то, что интересующих меня предметов слишком много, а память не в состоянии удержать их все...»
Леонардо начал писать свой «Трактат о живописи» в Милане, как свидетельствуют, по просьбе Сфорца, который пожелал узнать, какое из двух искусств — скульптура или живопись — более благородно. Но Леонардо, как часто с ним случалось, не довел своего замысла до конца; он все еще продолжал исправлять свой «Трактат» даже перед смертью. Он постоянно прерывал работу над ним ради других занятий, и особенно ради изобретательства: сконструировал машину для производства напильников, затем прокатный стан, затем станок для выделки сукна, который вдвое увеличивал производительность труда. Однако Лодовико по-прежнему нему не обращал на его изобретения никакого внимания. Вместо этого он потребовал от великого человека, чтобы тот устроил во дворце ванну для жены Джана Галеаццо.
Иногда Леонардо мечтал о том, чтобы разбогатеть, и доверял свои мысли бумаге с поистине мальчишеским чувством. Массовое производство тогда еще никому и не спилось, а он изобрел машину для шлифования игл, которая работала с удивительной скоростью и в которой шлифовальное  колесо вращалось с помощью кожаных ремней. «Завтра утром, 2 января 1496 года, я испробую широкие ремни, — писал он. — 100 вращений в час умножаем на 400 игл, получаем 40 000 игл за час, а за двенадцать часов — 480 000. Пусть будет 400 000, что по 5 сольди за тысячу даст 20 000 сольди, а в лирах получится 1000 в день... А если работать двадцать дней в месяц, то общая сумма составит 60 000 дукатов». Ничего из этого не вышло.
Леонардо изучал работу человеческого тела точно так же, как работу машин. Он уже получил некоторый опыт в анатомии во Флоренции, где, очевидно, бывал в анатомическом театре. Художники Возрождения интересовались анатомией как вспомогательным средством для правильного представления о человеческом теле. Такие художники, как Поллайло, сами производили резекцию трупов, обнажая мускулы, которые их единственно интересовали. Очень немногие вскрывали черепную коробку, грудную клетку или брюшную полость. Ранний интерес Леонардо к анатомии был не больше, чем у Поллайоло, однако направление его ума было таковым, что он всегда шел в глубину: узнав однажды, как работает какая-то вещь, он стремился узнать, почему она устроена так, а не иначе. И к анатомии он начал подходить не только с прикладной цель
Добывание объектов для анатомирования представляло большие трудности. Анализируя рисунки Леонардо раннего миланского периода, современные врачи пришли к выводу, что единственным материалом, имевшимся в его распоряжении, была человеческая голова — очевидно, это была голова обезглавленного преступника, — и нога, вероятно, потерянная в сражении. Трудности объяснялись двумя причинами: одна - отношением религии к действиям подобного рода, другая более конкретная  — неправильным толкованием буллы папы Бонифация VIII «De sepulturis» («О погребении»), изданной еще в 1300 году. Папа был обеспокоен практикой вываривания костей умерших за морем крестоносцев  , чтобы их можно было с большей легкостью доставить домой для погребения. Он провозгласил отлучение от церкви всякого, кто будет уличен в совершении подобного действа. Позже булла была истолкована как запрещение резекции покойного. Церковь терпимо относилась к анатомированию, если оно совершалось осторожно и тихо, но вынуждена была принимать меры, когда тайное становилось явным.
Когда у Леонардо появилась человеческая голова, он был все ещё новичком в анатомии. Однако он не удовольствовался изучением только внешней стороны черепа. На рисунке, который очень любят современные практиканты-медики, он показал череп рассеченным надвое, так, что видны корни зубов, носовые и челюстные пазухи — детали, совершенно неинтересные только для художника.
В последние годы пребывании у Сфорца Леонардо отдавал значительную часть своего времени математике. Его ближайшим товарищем в то время, как говорят, был францисканец по имени Лука Пачоли, друг многих художников и преподаватель математики. За время их обращения Пачоли написал учебник «De Divine Proportion» («О Божественной пропорции»), а Леонардо сделал для него иллюстрации. В основном они состояли из многогранников, которые, как считалось, имеют магическое значение. В математике Леонардо искал доказательств своих теорий. «Не определено, где человек может использовать математические науки или же те, что основываются на математических науках», — писал он. Он был очень осторожен в обобщениях, предпочитал привести с полдюжины доказательств какого-либо факта или положения, прежде чем сделать определенное заключение, и презирал запутанные дискуссии, которые часто поглощали внимание мыслителей Возрождения. «Тот, кто порицает высшую точность математики, кормится за счет путаницы, — писал он, -и никогда не отступится от уловок софистических паук, порождающих бесконечную болтовню».

Картины Леонардо да Винчи

  • 0
  • 1
  • 2
prev
next

Карикатурные наброски человеческих лиц

News image

 Карикатурные наброски человеческих лиц. Эскизы и наброски Леонардо да Винчи.  Датируются около 1490 года.Five Caricature Heads, study   ...

1490 год

Смотрим ...

Лицо старика

News image

Лицо старика, уродливый профиль, 1487 - ...

1487 год

Смотрим ...

Долина Арно

News image

Вид долины Арно, 1473г (Landscape Drawing for Santa Maria della Neve on 5th August ...

1473 год

Смотрим ...

Гротескная голова, эскиз

News image

Гротескная голова, эскиз. Датировка около 1500 - 1505 гг.Прекрасный эскиз головы с "неправильными чертами и пропорциями лица". Grotesque Head, study...

1503 год

Смотрим ...

Святой Иероним (San Gerolamo)

News image

Святой Иероним (San Gerolamo) 1480-1482, деревo,масло, 103x75cм, Рим (Pinacoteca Vaticana)"Этим же рационализмом веет от исполненного около 1481 года и, как всегда, оставшегося незаконченным „Св. Иеронима" (Ватиканская пинакотека), в котором Леонардо дает изображение не столько охваченного религиозным экстазом святого, сколько сложный анатомический этюд „к случаю", в котором главный интерес мастера сосредоточен ...

1480 год

Смотрим ...

Расстояние от солнца до земли и размеры

News image

Расстояние от солнца до земли и размеры луныDistance from the Sun to the Earth and the Size of the ...

неопределено

Смотрим ...

Duodecendron elevatus vacuus

News image

Duodecendron elevatus vacuus

неопределено

Смотрим ...

Лилия, набросок

News image

Лилия, набросок (1480-1485 гг)[Lily, study]

1480 год

Смотрим ...

Мадонна Литта

News image

Мадонна ЛиттаMadonna Litta1478-1482Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия «Мадонна Литта» — закончена несколькими годами позже "Мадонны Бенуа". На этот раз художник избрал более строгий тип лица мадонны, выдержал картину в другой красочной гамме, даже обратился снова к технике темперы, внеся в нее, впрочем, ряд новых приемов (Леонардо постоянно проводил всевозможные эксперименты). Но основной ...

1478 год

Смотрим ...

Из мира познавательного